В 1986 году коллективом дизайнеров ВНИИТЭ (Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики) была разработана серия городского оборудования для экспериментального жилого района Дигоми-7 в Тбилиси — одна их самых успешных попыток в СССР создать качественно новую предметную среду для современного человека. Руководил проектом Дмитрий Азрикан, вошедший в историю советского дизайна также за концепции компьютера «Сфинкс» и дизайн-программы «Электромера». 

Результаты большого исследования, этапы разработки и реализации проекта были опубликованы в журнале «Техническая эстетика». Статья Азрикана, по сути являющаяся универсальным руководством по средовому дизайну, отвечает на вопрос «как должна выглядеть предметная среда в современном городе?»

 

Михаил Князев, архитектор, аспирант МАрхИ, сооснователь проекта «Совмод»

11/2016

 

Мы начинаем по-новому осознавать роль советских дизайнеров в контексте мировой проектной культуры. Об этом говорит интерес к проектам ВНИИТЭ — публикации и выставки, среди которых и российская экспозиция на Первой Лондонской Биеннале дизайна (выставка «Открывая Утопию»).

В 1980-е гг. в дизайне появляются новые термины: дизайн-программа, проектный семинар, комплексное проектирование, а институт находится на пике расцвета. Творческий коллектив уже напитан теоритическими и практическими знаниями, полученными в сотрудничестве со всемирно известными дизайнерами и проектными группами. В это же время во ВНИИТЭ рождается феномен «Студии Дмитрия Азрикана», в которую входили такие замечательные  дизайнеры как, А. Колотушкин, Г. Беккер, М. Михеева, Е. Рузова, О. Волченков, И. Добрицина.

Сегодня институт начинает заново открывать свои архивы и восстанавливать научную деятельность в области промышленного проектирования. Мы надеемся, что интерес к отечественному дизайну будет нарастать, а имя Всероссийского Научно-исследовательского Института Технической Эстетики снова выйдет на первые позиции.

 

Александр Уваров, заместитель директора Научно-исследовательского Института Технической Эстетики (ВНИИТЭ)

11/2016


Дигоми-7 — это новый жилой микрорайон г.Тбилиси, где проводится градостроительный, архитектурный и дизайнерский эксперимент в соответствии с задачами ускорения научно-технического прогресса в жилом строительстве.

Была поставлена цель создать жилой район с повышенными функциональными и эстетическими качествами. При проектировании и возведении нового массива должны учитываться, с одной стороны, новейшие достижения индустриального домостроения, а с другой — лучшие национальные и культурные традиции. Современный, красивый и хорошо оборудованный микрорайон — вот каким должен стать Дигоми-7.

Проектирование микрорайона ведут институт Тбилгорпроект и Грузинский филиал ВНИИТЭ, и об этом первом опыте совместной работы архитекторов и дизайнеров еще немало будет написано.

Предлагаемая ниже статья посвящена той составной части проекта, которая касается городского оборудования.

 

Любой город имеет особый слой среды, связанный с жизнедеятельностью населения вне собственно жилого пространства. Этот слой и образуется элементами систем массового обслуживания — городским оборудованием. Оно меняется гораздо чаще, чем архитектурный костяк города. В исторически сложившихся городах слой обслуживающего оборудования «нарастает» по мере развития самой градостроительной структуры, и город плавно и органично меняет эту свою «кожу». А что происходит в молодых городах, в новых жилых массивах? Сегодня они возникают, если принимать во внимание исторические временные масштабы, практически мгновенно, единовременно, а вот обустраиваются медленно, постепенно. Человек вынужден определенное время жить как бы в непроснувшемся к жизни городе.

А бывает и другая практика — район благоустраивается в процессе возведения, это чаще всего показательные, образцовые застройки. Что происходит в этих случаях, когда осуществляется «планшетно-макетное» благоустройство? Обычно проводимое без глубокого изучения и «конструирования» процессов жизнедеятельности горожанина в среде квартала или района, такое благоустройство, проверенное только на планшете, плохо приживается, ибо оно не обладает естественностью, органично выросшей, как в старых городах, традиционной средовой культурой. Особенно болезненно ощущается переселение в «мгновенно возникшие» районы в южных городах, где крепки традиции развитой жизнедеятельности на улицах, во дворах и других открытых пространствах.

Стремясь решить эти проблемы, авторы проекта городского оборудования «Дигоми-7» разработали концепцию, первым основным положением которой стало требование естественной органичности оборудования, его «приживаемости», с одной стороны, и с другой — требование его ввода в эксплуатацию одновременно с застройкой района.

Известно — чтобы проект не был отторгнут жизнью, его созданию должен предшествовать серьезный анализ и художественное моделирование жизнедеятельности конкретных людей в конкретных условиях места и времени.

В данном случае изучались исторически сложившиеся традиции освоения и постоянного творческого осмысления городской среды, в частности придомовой, дворовой, свойственного жителям старых районов Тбилиси. Например, традиции широкого соседского общения во дворах, совместное проведение праздников под открытым небом, интенсивная социальная активность, торговля вразнос и т.д.

Хотелось бережно перенести в среду нового района эти привычные формы, создать для людей ощущение, что они живут здесь уже давно, что здесь жили и их предки. И хотя внешне элементы спроектированного оборудования, казалось бы, не содержат никаких исторических или национальных реминисценций — например, декора или орнамента, — они, как думают авторы, по заложенным в них свойствам и историчны, и национальны. Например, конструкция оборудования позволяет применить его для различных целей: быстро собрать большой стол во дворе, составить передвижной микрокиоск для разносчика, поставить удобное кресло с навесом для почетного гостя, построить дворовый клуб, удобную скамью для престарелых и т.д.

Внимательно изучалась и особая пластика поведения тбилисца, специфическая «хореография» городских жанровых сцен. Авторы попытались сделать оборудование таким, чтобы оно содействовало свободному развитию этой культуры общения, культуры жеста, позы. В частности, детали оборудования и предметов мебели насыщены всевозможными опорами, разумеется, в соответствии с антропометрическими требованиями. В телефонной кабине, например, удобно облокотиться при разговоре, стоя у стены — опереть ногу о выступ. Автобусная остановка и ограждения сделаны так, что человек, особенно молодой, может принять любую удобную для него и впечатляющую, с его точки зрения, позу. Очень важно, чтобы житель нового района сразу почувствовал себя «дома». Вообще, уютная городская среда, стимулирующая свободу самовыражения, легкость и непринужденность поведения, несет значительный социальный потенциал. Известно, что, например, безликая, внечеловеческая (или всечеловеческая?) среда новых городских жилых массивов способствует отчуждению, развитию различных асоциальных форм поведения, особенно среди молодежи.

Второе положение концепции — использование пространств под зданиями, пустых пространств первых этажей.

Такие площади выделены в 10% зданий микрорайона, они группируются в зонах пешеходных потоков. Подобное «пассажное» решение, традиционное для большинства южных городов, создает благоприятный микроклимат и весьма домашнюю, обжитую среду улицы, характерную для Тбилиси. При этом часть городского оборудования занимает и открытые пространства дворов и площадей.

Третье. Принимается принцип рассредоточенного обслуживания, состоящего из множества «микроучреждений». Это местная традиция, причем традиция весьма устойчивая и позитивная, создающая хорошие предпосылки для полноценного обслуживания. При этом имеется возможность проведения различных социально-экономических экспериментов внедрения семейно-бригадного подряда, кооперативных форм ведения хозяйства в сфере общественного питания, бытового обслуживания и т.п.

Четвертое. Развертывание серийного производства элементов оборудования ставит проблему расширения сферы его использования. Эффективность и экономичность производства будут тем выше, чем больше величина серии. Это означает, что есть смысл использовать те же элементы в других районах Тбилиси и других городах республики. Однако здесь возникает проблема разнообразия лица города, что выдвигает требование широкой вариантности комбинаций из заданных элементов, причем не только функциональной, но и стилевой.

Поэтому в основу проекта (что поможет разрешить эти, на наш взгляд кажущиеся, противоречия) легла известная, но тем не менее еще не реализованная до конца идея модуля, конструктива — «буквы» или «слова» проектного языка, языка, способного к разнообразным «высказываниям». Это новая проектная реальность, которая несомненно придет на смену жестким проектным формулам, направленным на решение неподвижно очерченных проблем в рамках однозначно сформулированных целей. Язык модулей — средство, которое принципиально шире любых широких целей, ибо оно создает новую реальность, будит воображение и способно решать задачи до того, как сформирован полный их перечень.

Пятое. Один из принципов морфологии оборудования его органичная способность к разрастанию. Этот принцип отвечает потребности группировать элементы и точки обслуживания. Например, на остановке транспорта удобно иметь и телефонную кабину, и киоски и сиденья. Киоски должны хорошо блокироваться между собой. Они и сейчас на улицах всегда стоят группами, но проектируются без учета этого. Отсюда — их двойные стены, что неэкономично, замусоренные зазоры между стенами, стилевая и размерная несовместимость. Предлагаемое дизайнерами оборудование экономно блокируется и может органично расти: киоск может обрастать навесами, козырьками, столиками-стойками, сиденьями, телефонными кабинами, ограждениями. Все это скорее похоже на растительные организмы, а не на искусственно приставленные друг к другу случайные предметы, что мы обычно наблюдаем на улицах.

Выдвигалось еще одно требование— обеспечение удобной ориентации в микрорайоне.

Большинство вновь строящихся районов отличаются монотонностью застройки, множеством случайных и запутанных пешеходных связей — тропинок, дорожек, ведущих от остановок транспорта к жилым домам и обслуживающим учреждениям. Такие микрорайоны трудно расчленимы даже в представлениях самих жителей, не говоря уже о приезжих. Кроме того, как правило, отсутствует ориентирующая информация, а если она и есть, то ее расположение и набор средств недостаточно эффективен.

Проектом предлагается четко выделить средствами дизайна внутренние пешеходные пути района. Структура генерального плана, разрабатываемая Тбилгорпроектом, позволяет это сделать — выделить торгово-ремесленные улицы с преобладанием пешеходного движения. Повышенная плотность обслуживания, сосредоточенного вдоль такой улицы, и то самое качество «обжитости», какую несет с собой предлагаемое оборудование, выделяют эти зоны на фоне жилой застройки, делают ее ориентиром в районе, повышая «читаемость» среды. Если входной зоной считать точку прибывания в микрорайон транспортную остановку на периферийной магистрали, то можно визуально выделить движение от периферии к центру: с помощью направляющей расстановки оборудования, визуальных акцентов и увеличения оборудованности по ходу движения к центральной части района.

Шестое. Структура спроектированной системы обслуживания должна быть содержательно глубоко традиционной, укорененной в обычаях жителей. Она должна быть внутренне органична сценариям жизнедеятельности населения во внешней городской среде. И вот вопрос — должна ли она при этом внешне изображать формы и конструкции давно отживших технологий производства и использования?

Как автомобиль, включенный в пространство архаической городской среды, не разрушает, а подчеркивает ее, воспроизводя лишь извечное стремление человека к передвижению, так и оборудование городских систем массового обслуживания, по мнению авторов, вовсе не обязано повторять исторические формы торговых лотков, коновязей и т.п. Будучи системой, серийно производимой промышленным способом, оно может внедряться в среду непривычными формами (подобно автомобилю), сохраняя при этом архетипические функции в городском пространстве. Подчеркнутая современность форм органична исторически укорененному способу существования городского оборудования ритм его сменяемости намного выше ритма перемен в архитектурной ткани города.

В этой связи необходимо критически взглянуть на попытки реанимации принципиально технологически невосстановимых форм городских фонарей, вывесок и т. п. Если в этом и есть смысл, то только в случае реабилитации особо ценных, исторически значимых фрагментов среды, когда воссоздается конкретный временной слой, точно выбранный исторический момент биографии места. Здесь важно не поддаться иллюзии, что существует некий вневременной, вечный образ места, который нужно сохранить навсегда. И дух и тело места живет и изменяется вместе с историей.

Действующий город не может стать музеем, тем не менее соблазн буквального перенесения в новый Дигоми бутафории старого Тбилиси был велик. Но мы вовремя остановились.

Все оказалось гораздо сложнее. Одно дело охранять прошлое, другое заново воссоздать его в изменившихся условиях. Заботясь о памяти, о наследии, не лишим ли мы своих потомков полноценного прошлого, если сегодня откажемся создавать новое? Не оставим ли мы им в таком случае вместо прошлого лишь «позапрошлое», причем фальшивое — ведь оно будет подделкой. Так мы пришли к выводу о необходимости проектировать, исходя из эффективных технологий, из реальных, а не театрализованных нужд горожан, отдавая себе отчет в мимолетности существования этого слоя городской среды, не пытаясь превратить его в декорации пьесы «из жизни старого Тбилиси» и не строя долговременный памятник сегодняшним ограниченным возможностям. Отсюда выбор материала, технологии, функционального, пластического и цветового решений оборудования. Выражаясь одновременно аллегорически и буквально, можно сказать, что мы проектировали не из бетона — это слишком надолго, но и не из ткани — это слишком кратковременно и уместно скорее для карнавала.

На каких же материалах авторы остановились? В качестве основных для изготовления конструкций оборудования выбраны: для каркаса — дюралюминиевая или стальная труба; для заполнения каркаса — объемные модули из прессованного полиэфирного стеклопластика (препрега марки ППМ-1С-М).

Выбор материала и технологии был произведен на основе консультаций с головной организацией по разработке и применению стеклопластиков — ВНИИСПВ, а также с ВНИИ безопасности движения, который имеет опыт разработки и применения изделий дорожного оборудования. Срок службы изделий из препрега в атмосферных условиях уже превысил 10 лет, и пока отсутствуют признаки его старения.

Важным моментом проектирования стал расчет стоимости нового оборудования. Сравнив существующие изделия городского оборудования по СНиП и условные изделия из предлагаемого материала (условные — потому что разработанное в рамках настоящего предложения оборудование шире по функциям, комфортабельнее и эстетически полноценнее, нежели существующее), авторы определили ожидаемый экономический эффект. Чтобы не вносить погрешность в расчеты, в качестве вновь разработанных взяты объекты аналогичных функций и равных размеров.

Стоимость в предлагаемом исполнении складывается из стоимости: препреговых блоков (в расчете на единицу поверхности — 0,216 руб./дм2); каркаса из стальных труб диаметром 40 мм (1,22 руб./м); стекла 6 мм (4,36 руб./м2) и крепежа конструктивных элементов. Сравнительная стоимость некоторых изделий такова: киоск «Союзпечать» в традиционном исполнении — 2800 руб., в предлагаемом исполнении — 950 руб.: телефонная кабина соответственно 1147 и 350; сиденье с навесом — 430 и 170 руб.

Если представить себе типовой жилой квартал, куда входят, например,

2 киоска «Союзпечать», 15 телефонных кабин, 4 павильона транспортных остановок, 50 уличных скамей, 20 сидений с навесом, 12 песочниц и 12 передвижных торговых точек, то получим, что стоимость этого оборудования в существующем исполнении составит 42,5 тыс. руб., а в предлагаемом — 18 тыс. руб.

Дизайнерское предложение оборудования микрорайона Дигоми явилось, насколько нам известно, первым в отечественной практике проектным экспериментом по комплексному решению этого вида оборудования. Оно ориентировано на дальнейшую разработку и по сути своей является реальной основой индустриального подхода к решению проблем жизнеустройства открытого пространства современного города.

 

Полный текст статьи опубликован с согласия Всероссийского Научно-исследовательского Института Технической Эстетики (ВНИИТЭ)