Неиссякаемый поток качественной, но довольно одинаковой архитектуры ежедневно обрушивается на пользователя, открывшего Archdaily, Dezeen или соответствующий раздел Pinterest. Нормальной стратегией эстетического сопротивления этому потоку кажется поиск хоть какой-то идентичности, пусть бы даже и национальной. В этом смысле может пригодиться книга, написанная в 1877 году Эженом Эмманюэлем Виолле-ле-Дюком, — «Русское искусство: его источники, его составные элементы, его высшее развитие, его будущность». У автора похожая цель: обнаружить опору для развития русского искусства, которое, на взгляд ле-Дюка, в конце XIX века пребывало в культурной стагнации. Для нас же эта книга важна, потому что это последовательно и тщательно выполненное упражнение по раскладыванию «русскости» русского искусства на мельчайшие составляющие напоминает наш собственный «творческий метод». 

Романтический француз очень любил готику и, видимо, в глубине души был убежден, что «высшее развитие» любого искусства — не только русского — пришлось на Средние века. Еще он был одним из главных европейских реставраторов XIX века, отсюда внимание к мельчайшим архитектурным деталям, включая орнамент. Собственно, изучая эти самые детали, Виолле-ле-Дюк приходит к выводу, что, если коротко, «Россия не Европа»: «Славяне <...> обладали собственнымъ искусствомъ; археологическiя изслѣдованiя съ каждымъ днемъ даютъ возможность съ большею вѣрностью подтвердить его существованiе и всѣ они указываютъ на его азiятское происхожденiе». Нашествия с Востока ле-Дюк считал благом для русского искусства, так как новые влияния, синтезируясь с византийской основой, давали высококачественный и стилистически выдержанный культурный продукт, а «уже гораздо позднѣе нѣмецкiй вкусъ — самымъ прискорбнымъ образомъ — сталъ примѣшиваться къ этой орнаментацiи, замѣчательной единствомъ своего пошиба и гармонiей». Несколько наивный взгляд автора и на историю искусства, и на саму реставрацию (он скорее приводил памятники в соответствие со своими представлениями о том, как должен выглядеть шедевр, а не с оригинальным проектом), подвергался критике еще в позапрошлом веке, но читать его стоит хотя бы для того, чтобы вместе ле-Дюком рассмотреть в резном орнаменте трона царя Алексея Михайловича классический индийский сюжет охоты на слонов.

 

Ната Татунашвили, Лера Чубара

— бюро Nowadays

11/2016


Россiя владѣетъ чрезвычайно богатымъ запасомъ искусства; въ теченiе двухъ столѣтiй она его держала подъ ключемъ. Теперь ей остается только открыть его и черпать изъ него полными пригоршнями.

Она счастливѣе насъ въ этомъ отношенiи и ей не придется выносить долгой внутренней борьбы, чтобы воспринять то, что ей принадлежитъ, и пользоваться имъ, потому что въ этомъ дѣлѣ истиннаго возрожденiя она будетъ имѣть за собою мнѣнiе громаднаго большинства русскихъ людей, которое не могло быть поколеблено долговременнымъ направленiемъ искусства, чуждымъ его духу, и которое ожидало только случая для своего проявленiя. Но нельзя скрывать отъ себя, что для того, чтобы русское искусство могло связать нить, порванную въ XVII вѣке, чтобы оно могло, не действуя слишкомъ долго на ощупь, уловить свои главнѣйшiе элементы и воспользоваться ими, необходимо при выборѣ ихъ руководствоваться современнымъ критическимъ взглядомъ, а не брать ихъ на удачу.

Мы пытались показать различные источники русскаго искусства, его превращенiя и стойкость нѣкоторыхъ теорiй; теперь намъ остается выяснить условiя его жизненности.

На самомъ дѣлѣ, искусство никогда не можетъ быть произведенiемъ случайнымъ, слѣдствiемъ причудливаго выбора изъ разныхъ элементовъ; но непремѣнно логичнымъ результатомъ извѣстныхъ условiй, изъ которыхъ однѣ чисто физическiя, а другiя же — духовныя. 

Если дѣло касается архитектуры, то на первомъ мѣстѣ между физическими условiями надо поставить климатъ, матерiалы и характеръ потребностей; а между условiями духовными — ремесленныя преданiя, религiозное чувство, гражданскiе и военные обычаи и вкусы свойственные племенамъ.

Впрочемъ, нѣтъ ни одного извѣстнаго въ исторiи народа, который сразу изобрѣлъ бы цѣлое искусство, но всѣ они воспользовались только элементами, унаслѣдованными ими отъ предшествовавшихъ цивилизацiй, чтобы присвоить ихъ своимъ потребностямъ и своему духу. Иногда преобразованiе является въ этомъ случаѣ до того совершеннымъ, что источники открываются съ большимъ трудомъ; — иногда же они опредѣляются легко. Таковы условiя русскаго искусства. Источники его открываются безъ затрудненiй, вслѣдствiе медленнаго развитiя русскаго народа на пути цивилизацiи и его нерасположенiя къ рѣзкимъ перемѣнамъ.

Между этими разнородными источниками русскаго искусства искусство византiйское занимаетъ, конечно, главное мѣсто; но уже съ довольно отдаленнаго времени встрѣчаются, главнымъ образомъ въ орнаментацiи, другiе элементы, азiятскаго происхожденiя. Когда Константинополь перестаетъ быть столицей Восточной имперiи и въ Россiи настаетъ владычество Монголовъ, эти азiятскiе элементы получаютъ большее значенiе, не замѣняя впрочемъ собою византiйскихъ строительныхъ прiемовъ въ зодчествѣ и iератизма въ религiозной живописи.

Помимо второстепенныхъ элементовъ, проявляющихся въ образованiи русскаго искусства, два, только что указанныхъ нами источника, одинъ чисто византiйскiй, а другой азiятскiй, господствуютъ, правда, въ разныхъ доляхъ, но, тѣмъ не менѣе, составляютъ основу русскаго искусства. Эти доли могутъ измѣняться и даже нерѣдко измѣнялись, не нарушая этимъ единства, по той причинѣ, которую мы уже объяснили, а именно, потому что само византiйское искусство, есть произведенiе сложное, въ которое въ значительной степени входитъ элементъ азiятскiй, Значенiе этихъ различныхъ элементовъ лучше всякаго описанiя объяснитъ слѣдующая таблица:

 

Элементы русскiе:

 

1. Элементы скиѳскiе;

1.1 Элемент азiятский, арiйскiй, Греческiй

 

2. Элементы византiйскiе;

2.1. Элементъ греко-эллинскiй:

- Элементъ азiятско-иранскiй

- Пелазгическiй

- Iоническо-тиренскiй, Семитическiй

- Семитическiй

2.2.Элементъ римскiй:

- Элементъ этрусскiй, греческiй

- Азiятско-иранскiй

2.3. Элементъ азiятский:

- Элементъ индѣйско-арiйскiй

- Персидско-иранскiй

- Семитическiй

 

3. Элементы монгольскiе;

3.1 Элементъ азiятско-арiйскiй, Азiятско-желтый:

- Индiя

- Монголiя, Китай

 

Изъ этого видно, что русское искусство, происходите ли: оно отъ мѣстныхъ скиѳскихъ преданiй, заимствуетъ ли оно свои элементы изъ Византiи, или же получаетъ ихъ подъ влiянiемъ татарскаго владычества, постоянно черпаетъ изъ однихъ и тѣхъ же азiятскихъ источниковъ и, какова бы ни была доля различныхъ вкладовъ, единство его не могло быть нарушено. Востокъ доставляетъ ему по крайней мѣрѣ девять десятыхъ его элементовъ и кое-какiя западныя и семитическiя преданiя, которыя оно находитъ въ Византiи, не столь могущественны, чтобы разрушить это единство. Къ тому же русское искусство пренебрегаетъ ими и изъ византiйскаго искусства беретъ преимущественно то, что отличается восточнымъ характеромъ.

Слѣдуетъ ли изъ этого, что русскiй народъ принадлежитъ исключительно той Азiи, какой она дошла до насъ съ вѣками?

Конечно, нѣтъ.

Русскiе совсѣмъ не Индусы, не Монголы, не Желтые, не Семиты, и не Иранцы, которые теперь населяютъ Персiю, и если между ними встрѣчаются слѣды этихъ различныхъ племенъ, и именно Финновъ и Татаръ, то громадное большинство народонаселенiя, Европейской Россiи, славянское, т.е. арiйскаго происхожденiя: постоянныя же сношенiя этого населенiя съ Востокомъ его колыбелью, дали возможность его генiю развиваться вне западнаго влiянiя до XVII вѣка.

Сдѣланныя съ тѣхъ поръ попытки склонить его къ проявленiямъ западнаго искусства, а именно, попытки заставить его принять искусства романскихъ народовъ остались мертворожденными, и привели лишь къ слишкомъ продолжительной мистификацiи.