Ласло Мохой-Надь был одним из ведущих преподавателей Баухауза. Этот текст — его размышления о пространстве: о взаимосвязи оного с человеческой жизнью, оформлении, организации и восприятии. Пространство в архитектуре выступает как нечто динамическое, пронизанное силовыми линиями и находящееся во взаимоотношениях с жизнью человека. Оно открывает огромное количество возможностей и изменяет сложившиеся представления об архитектуре. Овладение пространством, по мнению автора и многих его современников, — главная цель архитектора.


1. Основные вопросы архитектуры

 

При оформлении здания возникают многочисленные социальные, хозяйственные, тех­нические и гигиенические проблемы. От разрешения этих проблем, по всей вероятности, зависит значительная часть судьбы нашего и последующих поколений1.

Несмотря на всю важность этих проблем и исключительную ответственность, связанную с их разрешением, им все еще редко придается должное значение. Те немногие, кото­рые на основании многолетнего опыта призывают к осознанию и осуществлению новых возможностей в этой области, редко привлекаются к практической работе. Как правило, первое и последнее слово принадлежит теперь предпринимателю-строителю. К этому присоединяется еще и то, что одним лишь перечислением социальных, хозяй­ственных, технических и гигиенических проблем еще не исчерпывается круг познания строительных вопросов и ответственности за них. Уже много лучше, когда наряду с финансово-техническими соображениями, хотя бы в общей форме, принимаются в рас­чет проблемы народно-хозяйственного порядка, — проблемы техники и экономики. Но основная архитектурная проблема — оформление пространства, — редко ставится на обсуждение, может быть, в виду недостаточного знакомства с ее содержанием.

Кроме удовлетворения своих элементарных потребностей, человек должен в своем жилище ощущать пространство.

Жилище не должно быть оторвано от пространства, оно должно жить в пространстве, быть всесторонне связано с ним. Это значит, что тот или иной вид жилища определяют не одни лишь финансовые расчеты и сроки выполнения, ни даже поверхностное согласование материала, и конструкции с требованиями хозяйства. Это означает ощущение пространства — как основу психологического состояния живущих в здании.

Это требование не Должно быть принято как расплывчатая фраза мистического порядка; в недалеком будущем оно будет признано необходимым условием всякой архитектурной концепции. Архитектуру следует рассматривать не только как комплекс интерьеров не только как защиту от непогоды и опасностей и не как неподвижно-ограниченную неизменную ситуацию пространства, но как подвижное оформление жизни, как органическую составную часть самой жизни.

Призванием современной архитектуры на высшем пункте ее развития является уничто­жение существующего в настоящее время противоречия между органическим и искус­ственным, открытым и замкнутым, городом и Деревней. Мы слишком привыкли в жилищ­ном строительстве игнорировать вопросы архитектурного оформления, ибо на первом плане стоит проблема полезного эффекта жилища лишь с точки зрения отдыха и вос­становления сил. Будущая архитектурная концепция должна выдвинуть и осуществить более широкое положение: жилище как часть биологически разумно построенного целого должно давать каждому не только отдых и восстановление сил, но также повы­шение сил и гармоническое их выявление. Пути к Достижению этого могут быть раз­личны, и когда-нибудь придется все-таки согласиться с этими элементарными требо­ваниями, предъявляемыми к оформлению пространства, особенно жилого помещения. Тогда мерилом для работы архитектора не будут служить лишь индивидуальные по­требности, род занятий и степень состоятельности каждого. Речь идет о развернутой на общественном базисе согласно биологическим требованиям форме человеческого жилья.

Это общее положение не исключает возможности вариантов, согласованных с обосно­ванными индивидуальными требованиями.

Для того, чтобы архитектура могла ответить требованиям нашего времени, следует сначала изучить, профильтровать, учесть тысячи особенностей как техники, так и жиз­ненных потребностей человека, а также следует принять во внимание инстинкты чело­века, особенно молодого, чтобы требованиям отдельной личности противопоставить крепко обоснованный базис.

Наилучшие первоисточники по вопросу о восприятии пространства все еще заполнены одними лишь техническими лозунгами. На этом не может основываться архитектура будущего, оформление нового жилого пространства для человека.

Разрешение вопросов архитектуры станет возможным лишь на основе самого глубокого изучения человеческой жизни как биологического целого. Одним из важнейших компо­нентов этой общей связи является положение человека в пространстве, приспособле­ние пространства, архитектура как членение пространственного целого.

Основа архитектуры — в овладении проблемой пространства, практика — в проблемах конструкции.

 

2. О восприятии архитектуры

 

Путь к восприятию архитектуры идет, следовательно, через восприятие опреде­ленных биологически-функциональных моментов.

Несмотря на это, жаждущие образности в архитектуре исходят по большей части из «стилей», особенно из стилей так называемых памятников культуры: дориче­ских колонн, коринфских капителей, романских сводов, готических розеток и т. д., но лишь в редких случаях понимают формообразующие принципы всех этих про­странственных элементов — подлинное ядро этих архитектурных стилей. Методы исторического изучения часто фальсифицируют познание архитектуры, и умение по особенностям стиля определить возраст данного здания является, вообще го­воря, делом второстепенным. Современный образованный человек обыкновенно не в состоянии воспринять и осознать архитектурного произведения со стороны офор­мления пространства: он может их верно датировать, но он редко понимает их сущность. Настоящее воздействие оформленного пространства — равновесие свя­занных друг с другом движений, воздействие проникающих друг друга простран­ственных энергий — проходит мимо него.

К сожалению, и среди архитекторов многие благодаря своему традиционному вос­питанию ищут сущность архитектуры не там, где следует. Поэтому некоторые современные архитекторы взяли от действительно революционной архитектуры лишь внешние стилистические признаки, как, например, неправильно понятую внеш­нюю «кубическую» форму здания. Их исходной точкой является нанизывание от­дельных внутренних пространств в определенный ряд, и таким путем они еще могут найти известные функциональные решения, но овладеть архитектурой как жизненно-оправданной организацией пространства они не в состоянии. Архи­тектура должна строиться, включая все функциональные элементы в целое и как нечто целое.

Без этого здание остается лишь сцеплением отдельных пустот, быть может, поме­щенных технически грамотно, но никак не разрешающих задачи оформления пространства и организации пространственного восприятия.

  

3. Вместо статики — кинетика

 

Имеющиеся в нашем распоряжении строительные материалы позволяют нам соз­давать необыкновенные произведения, но все же эти последние едва приближают­ся к возможному оформлению пространства.

Наши завбевания в этой области находятся в тесном контакте с формальными требованиями, предъявляемыми также и к другим областям искусства. Основ­ным моментом является динамический (кинетический) охват пространства в про­тивовес статической фиксации прежних периодов. Прежде создавали из види­мых, мерных, пропорциональных строительных масс замкнутые корпуса, что и называлось оформлением пространства; сегодняшнее восприятие пространства обу­словлено находящимися в движении пространственными соотношениями, «сило­выми линиями», заключенными в архитектурной массе.

 

4. Оформление пространства не зависит только от строительного материала

 

Современное оформление пространства заключается, следовательно, не в сочета­нии тяжелых массивов, не в создании полых корпусов, не в неподвижном сое­динении богато расчлененных объемов, также и не в расположении в ряд отдель­ных равных или различных по размеру объемов.

Оформление пространства представляет собой в настоящее время в гораздо боль­шей степени взаимную связь отдельных пространственных частей, которые часто закреплены в невидимых, но ясно различимых соотношениях движения по всем трем измерениям и во взаимодействии силовых линий.

Оформление пространства превращается в узловой пункт вечно меняющихся та­ких пространственных элементов: мы должны говорить об оформлении простран­ства, а не об оформлении строительных материалов.

Строительный материал есть лишь вспомогательное средство, поскольку он может быть применен как носитель создающих пространство и разделяющих его соотно­шений. Основным элементом, подлежащим оформлению, является само простран­ство, из законов которого это оформление и должно исходить.

Последней и высшей ступенью оформления пространства является его охват с точки зрения биологических возможностей.

В практическом выражении это значит: дело идет не о «пластическом» внешнем оформлении, но о пространственных условиях, которые наполняют весь архитек­турный план необходимым жизненным содержанием. Причем со стороны внешней допустимо ограничение широкими плоскостями, ибо элементами архитектуры являются не те или иные пластические формы фигурации, но пространственные комбинации. Таким образом, внутренность здания, его пространственное расчленение является органически связанным с его внешностью.

Задача не исчерпывается единичным строением. Уже сегодня намечается следующая ступень: пространство во всех видах, пространство без ограничений.

Границы становятся излишними; пространство рассматривается с высоты полета: огромное количество возможностей.

Воздушное сообщение в связи с этим выполняет особую задачу: с аэроплана открываются новые перспективы, точно такие, как и из глубины в высоту.

Самым показательным для нас является вид с высоты, большой охват пространственного восприятия, изменяющего все вчерашние представления архитектуры. То же следует сказать и о применении искусственного освещения. Уже сегодня, при рекламном освещении, заметно, что сильный свет разрушает детали, пожирает все ненужное, несущественное и показывает (если он применяем с этой целью, т.е. правильно) не фасады, но только пространственные отношения.

Отсюда так же исходит путь будущей архитектуры: внутреннее и внешнее, верх и низ сливаются в одно целое. Непрерывное движение архитектурных масс, горизонтальное и перпендикулярное, лучеобразное и многостороннее показывает человеку, что он овладел, по мере человеческих сил фантазии сегодняшнего дня, неограниченным, невидимым, но все наполняющим пространством.

 

Адольф Бене эпиграфом к своей популярной работе «Новое строительство — новое жилище» (издание Хессе и Беккер Лейпциг) избрал жутко правдивое изречение Генриха Цилле: «Жилищем, как топором, можно убить человека».